The illusion of life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The illusion of life » .игровой архив » коридор медицинского отделения


коридор медицинского отделения

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s1.ipicture.ru/uploads/20120508/V7uuVotS.jpg
http://s1.ipicture.ru/uploads/20120508/VZG2FWpq.jpg
Здесь всегда витает запах медикаментов. На полу валяются старые пробирки, и даже целые ампулы. А за дверями находятся то старые приборы, то столы с бумагами. И в некоторых целые ящики вакцин. Которые лучше собакам обходить стороной. Смотря на ампулы, под шкуру забивается ощущение страха. На многих полах виднеется кровь собак и людей. Место не приятное, и даже пугающее

0

2

-----------Завод----------
Лифт тихо сползал в низ. Твои глаза горели мутным огнем, а сердце простукивало неприятный ритм. Ты давно не возвращался в эти стены. Только это место могло заставить твою шерсть подняться дыбом. Вспомнить, пережить то, что тебя пугало и продолжает пугать до сих пор. А ведь ты должен был умереть Вьян, но то выжил. Смешно когда судьба забирает благородных собак и оставляет на этой земля тварей, вроде тебя. Лифт замер заставляя твое сердце подскочить от странных чувств. Как все это забавно... Ты хотел напугать её, а теперь пугаешь себя, идиот. Дверь открылась и твоему взору предстала знакомая комната. Не так давно Вьянсон понял смысл этих комбинаций, лифтов много, он не один. И они есть почти в каждом отделении и комнате имеющей свой номер. А эти номера будут сниться тебе в кошмарах, напоминая что ты сформирован людьми.   
Тишина окутала тебя своей пеленой, только её дыхание напоминало тебе твою цель. От неё тянуло любопытством, которое тебя бесило. Кажется, хочется сомкнуть челюсть на её горле, но ты не можешь. Это странное влечение и одновременно злость раздирают на части твою душу. Опять ты воюешь сам с собой не зная как поступить. Ты очнулся от мыслей. - А может мы уже пойдем? - Опять этот странный голос. Но ты понимаешь, что стоял на месте более пяти минут, тупо смотря в одну точку. Это так низко, что опять хочется порвать кого угодно, что бы они не видели этой слабости, не чувствовали твоего собственного страха. Ты повернешься к Лисс опять проводя взглядом по её телу, насмешливо заглянешь в глаза и прошепчешь: надеюсь после этого ты станешь не такой любопытной, детка.
Твои шаги разгрузили эту тишину, к которой казалось ты так привык. Сколько дней ты скитался в этих стенах, медленно сходя с ума? Перед носом возникла дверь, которую ты просто открыл лапой. В нос сразу же пробирается знакомый запах медикаментов. Но он уже успел смешаться с ароматом сырости, плесени и затхлости. Ты вышел в коридор. На стене между двух дверей так и остались две засохшие лужи крови. Вьян остановился немного усмехаясь, вспоминая как твои зубы втыкаются в горло невинного мальчишки и он падает замертво на пол. Как ты с наслаждением слушал крики врачей и плачь несчастного отца. Ему не стоило брать сына на работу, он был виноват сам.
Из заколоченных окон проступает тусклый свет. Падая на кровавые стены коридора и еле освещая битые ампулы на полу. Их лучше обходить стороной, не тебе конечно, но вот твоей спутнице точно - Опять. Не выдержав ты резко рявкаешь: Заткнись!
А затем подходишь к стене и нажимаешь лапой на выключатель. Все теперь так же как было, не считая запекшийся крови. А ведь ты скучаешь по этим временам. Когда твои клыки втыкались в горло очередной жертвы. Кровь начинает закипать в жилах, а чувства берут вверх над разумом. Ты повернешься к собаке и усмехнешься, понимая как сильно хочется тебе сейчас её разорвать. Твоя пасть резко откроется,  ты рванешься вперед, остановишься и щелкнешь у самого уха псинки прошептав сквозь зубы: на ампулы советую не наступать, если не хочешь сделать мне огромную радость, сдохнув от препаратов в долгих муках.
- Красноречие прямо, может еще тряпочкой ляжешь, что бы она лапки не порезала?- Опять он. Слишком долго ты Вьянсон сидел в этой дыре. Скоро ты вообще не сможешь нормально мыслить, не говоря уже о способности себя удержать. Опять наступили звенящая тишина, заставляющая разорваться твои нервы на части. Ты глухо зарычишь и царапнешь лапой землю. - Хватит. - С этими мыслями уходят все другие и ты наконец-то вернешься в эту сугубую реальность. Это уже было чем-то серьёзным. Не просто игрой твоего свихнувшегося мозга. Ты заставишь себя успокоиться и выкинуть эти бешеные мысли подальше от себя. Кажется помогает.

Отредактировано Вьянсон (15 Июл 2012 01:40:17)

0

3

Старый лифт методично поскрипывает. Скрип раздается глухим зловещим эхо по шахте, заставляя воображение начать рисовать пугающие картины. Лапы тихо шаркают по грязному полу. Лифт останавливается, внутри что-то замирает, а потом бежит снова и снова. Сердце стучит спокойно, но с перебоями. Иногда перехватывает дыхание, то ли от интереса, то ли атмосфера и воспаленное воображение дают о себе знать. Спутник легко выходит из лифта, оставляя Белую еще внутри. Пару минут пораздумав, собака шагает вперед. Вьянсон поворачивается, снова пробегаясь взглядом по телу, заглядывает в глаза и, чуть насмешливо, произносит слова, которыми собирался меня подзадорить. Хмыкаю, одаривая волка ледяным огоньком голубых глаз.

- Мое любопытство уйдет лишь когда, когда я уйду в могилу, - кажется, собеседник Лисс может распознать это довольно двусмысленно. С вызовом и со смыслом, довольно двузначно. Голос звучал довольно тихо в тишине тяжелых стен. Вьянсон зашагал дальше. Белоснежка следит за ним, еще раз оглядывая от кончика хвоста до ушей. Если присмотреться к шкуре волка, можно было заметить как перекатываются мышцы под шкурой сопровождающего. Он шел довольно медленно, рассматривая каждую стену и кусок мха с таким интересом, что Лисс даже стало удивительно. Вьян даже усмехался про себя - его черные губы при каждом взгляде слегка искажались. Белая не могла этого не заметить. Он был таким крупным, с такими большими лапами и мощным телом. Лисс даже не стояла рядом с таким, как этот волк. Белая, пушистая шкура, средний рост, да и небольшой вес. Хрупкость в телосложении, но суровость и холодность во взгляде. Начальник департамента всегда ограничивал себя в большой доле эмоций, от чего чувства собирались внутри и вырывались глупыми мыслями о собственном одиночестве, да и о том, что работа заменила все - семью, любовь, и прочие прелести обычной жизни.

Шаркнули битые ампулы на полу. Лисс поморщилась, а потом резко делала пару шагов назад. Вьянсон рявкнул довольно неожиданно, словно в пустоту. Собака хмыкает, и лишь догоняет сопровождающего. Несмотря ни на что, Лисс старалась быть ближе к волку. Она не обращала внимание на все эти порывы к изящной глотки Белой, на рычание и злой блеск в глазах. В этом жутком месте она не хотела оставаться одна, а так... рядом же был он, верно? Всего лишь ощущение того, что ты не один давало надежды и не давало бояться. Вьянсон слишком много вспоминал, останавливался, вдыхая осадок паров препаратов. Он резко остановился, а потом, так же резко метнулся к собаке, лязгнув зубами около самого ее уха. Белая слегка дернется, а потом шумно выдохнет, слушая волка.

- Хм, жидкость с ампул наверняка испарилась, оставив свой едкий осадок в воздухе, так что в таком случае нам с тобой нужно не дышать. Или ты привыкший? - вопрос вроде бы с подвохом, а вроде бы и без. Она словно хотела спросить собеседника о связи с этим местом, но не делать то открыто, а так... завуалировано. Получилось? Лисс хитро прищурила глаза, шагнув вперед. Она поравнялась с Вьянсоном. По случайности, задела его. Сама вздрогнула от минутной близости, а после - просто следовала за кобелем, - а вот порезаться и умереть от заражения крови мне бы не хотелось, - хмыкнула Лисс осторожно переступая по полу, всматриваясь, чтобы не наступить на осколок ампулы. Собаке было интересно, но внутри даже чуть боязно. Она, наверно, не боялась своего спутника, скорее, она боялась своего воображения.

0

4

Ты пробегал взглядом по комнатам, вспоминая где положил одно средство. Все помещение уже покрылось слоем пыли, который так и тянет убрать. Эхо твоих шагов разноситься по коридору прорывая эту пелену тишины. Твое дыхание отражается от стен, а ты всматриваешься в эту бездну, ожидая что-то увидеть. Воображение продолжает рисовать кошмары, но ведь ты сам кошмар этого здания... Но не такой как его прошлое. Ты тихо усмехнешься чувствуя исходящий страх от собаки. Теперь она боится, не хочет оставаться одна. Язык тихо облизнет губы, в предвкушении следующей стадии осмотра. Никакое воображение не поможет понять что здесь происходило, сколько душ было оправлено на небеса, и практически все умирали в страшных муках.
- Хм, жидкость с ампул наверняка испарилась, оставив свой едкий осадок в воздухе, так что в таком случае нам с тобой нужно не дышать. Или ты привыкший?
Ты тихо усмехнешься внутри. Она подходила на роль разведчицы идеально, стараясь выведывать тайны твоего прошлого. Чем все же она смогла тебя зацепить? Признайся тебя поражали её выдержка и любопыство, но одновременно и выводили из себя. Почему я не могу позволить своим клыкам сомкнуться на её глотке? Спросишь ты сам себя, но как обычно не получишь ответа. Опять игра чувств, которые раздирают твою прогнившую душенку на части. Ты сделаешь пару шагов к двери, толкнешь её лапой. Тихий скрип пройдет по всему помещению, заставляя шерсть невольно становиться дыбом. Для обычных собак это место не интересно. Они даже не представляют как оно важно для тебя. Широкая комната обставленная всяческими медикаментами. Множество железных ящиков со всякими препаратами. Эти ящики торчат по всей комнате, замещая собой практически все свободное пространство.  Ты медленно приблизишься к одному из холодильников и откроешь его. Перед тобой стоят знакомые склянки препаратов, разных цветов. На нижних полках лежат чистые шприцы, которые ты сам лично принес в эту камеру.  На третей полке лежит несколько набранных шприцов, с бледно-розовой жидкостью. Твой взгляд скользнет по собаке и хмуро усмехнешься. Заражение крови? Этого добра здесь достаточно, только мало какая болезнь может победить твой организм и так выращенный на всяческих инфекциях. Но не всем. Мало какой собаке охота умирать от лишая или бешенства, но они умирают, а вот ты нет.
Не стоит забывать о профилактике. Вылезающая шерсть, наполовину лысое тело это явно не для тебя. Ты с усмешкой немного приподнимешься на лапах, и осторожно вытащишь шприц из холодильника. Повернешься к своей спутнице и испытывающее на неё посмотришь. Ты не любил давать ответы словами, к чему слова когда можно все показать. Шприц правильно лег в пасти. Ты легко повернулся и вколол его себе в хребет.  Это жутко больно, жутко. Хуже чем раны противника, от которых ты привык не чувствовать боли. Житкость постепенно убывала из шприца, пока не исчезла совсем. Ты вынул иглу, а затем отбросил шприц в глубину комнаты, при этом закрывая задней лапой холодильник. Твой взгляд впился в собаку, ожидая её реакции, которая вряд-ли могла быть в этот момент положительной. Не смотря на твое странное чувство к ней, из взгляда так и не исчезла эта ненависть, который ты прожигал её душу.

Отредактировано Вьянсон (15 Июл 2012 19:24:24)

0

5

Ах, это разгулявшиеся воображение на нервной почве! Белая зажмуривает на минуту глаза, слепо оглядывается, пытаясь представить себе это место еще в рабочем состоянии. Удается сложно, но позже картинка более-менее четкая промелькнет перед глазами. Собака поддалась дрожи, которая пробежала скорее от холода, нежели от страха или других подобных чувств. Холодок, что гулял по пустым коридорам отдавал мертвечиной, могильной прохладой. Воздух слово впитал в себя события последних лет. Видимо, именно их и вспоминал Вьянсон. Подивившись собственной сообразительности буквально с минуту, Белоснежка снова переключается на своего черного спутника, идущего чуть впереди. Лисс старалась не отставать от него ни на шаг, в этом затхлом месте она чувствовала рядом с волком успокоение, пусть даже и ненадолго. Собаке было плевать, что он пытался уже который раз сомкнуть челюсти на ее нежной и наверняка аппетитной шейке. Почему-то она чувствовала что в любом случае сможет избежать неприятности, каким боком, правда, неизвестно. Обычно, чутье на ситуации не подводила начальника департамента, до безумия любящего свою работу. Ахаха. Обычно не подводило. Белая трясет головой, выбрасывая все ненужные мысли.

Черный вошел в помещение.

Лисс белой тенью шмыгнула за ним, ненароком стараясь не отстать. Она не хотела потеряться. Она не боялась этого места, ей было наоборот, интересно. Она боялась остаться совсем одна. Разозлившись на такой позорный страх, Белая тихо хмыкнула, опустив голову. Вьян остановился, а за ним затормозила и наша героиня. Лисс резко дернулась, стараясь не врезаться в своего спутника. Мало ли, что могло за этим последовать, хотя... Лисс, ты же умираешь от любопытства, тебе же интересно его коснуться? Перебив сухие глупые мысли другими, не менее мутными, мотаю головой.

Комната оказалась довольно странной, даже пугающей. Будь Лисс одна - она бы непременно испугалась. А так рядом был Вьянсон, пусть даже и неясен исход встречи с ним. Главное - он был, это уже делает времяпровождение в лаборатории немного разряженней. Волк подошел к старому холодильнику, умудрился его открыть, а потом еще некоторое время взирал на его содержимое. Лисс хмыкнула, скептично осматривая сия картину. В голове крутился один вопрос: что он собирается делать?! Обладай наша Белоснежка более богатым эмоциональным фоном, она бы давно испугалась или ей стало просто до тошноты противно. Мерзкое ощущение пусть и расползлось по обманчиво хрупкому телу, но оно быстро пропало, Лисс не придала этому значения. Крутящийся вопрос в голове не давал мыслям продвигаться дальше. Белая изнывала от интереса, приправленного толикой страха. Только вот какого именно страха? Она сама не понимала, за что она сейчас переживает! Что за чертовщина?!

Стащив шприц, наполненный какой-то бледно розовой жидкостью, Вьянсон усмехнулся довольно безумно. Он не отвечал словами, он ответил следующим своим действием. На некоторое время Лисс поразилась, тут же поняв волка, впитав то, что он хотел донести до нее. Белая не стала задавать вопросов больше - она больше их не имела. Игра вонзилась в хребет Вьянсона. Кобель сам сделал это. Сам! Легкая дрожь пробила собаку. Ей вовсе не было страшно, она не боялась. Мерзкий вид шприца сыграл свою роль. Собака сглотнула. Вьян прожигал ее странным взглядом, вроде бы с открытой, но завуалированной ненавистью. Белую это не остановило. Шагает вперед, потом еще, почти достигает Черного. Хаски стоит почти рядом с ним, на довольно маленьком расстоянии, буквально в двух шагах.

- Тебе не было больно? - поинтересовалась Лисс, чуть наклоняя голову, впиваясь во Вьянсона ледяным огнем голубых глаз. Голос звучал довольно тихо, вкрадчиво, даже взволнованно. Ей было действительно интересно, было ли ему больно. Она может предположить, что больно. Однако... собака же не знала, как может повести себя волк после препарата. В общем, это ушло на задний план. В случае опастности будет применен любимый прием - импровизация.

Эти стены не просто куски старого здания для ее сопровождающего - теперь Лисс уверена в этом почти на все сто идеальных процентов.

0


Вы здесь » The illusion of life » .игровой архив » коридор медицинского отделения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC